Фев 062018
 

Пашу Бузни прислал мне на стену ВК фильм «Особое мнение».
Мы с Галкой посмотрели (она обожает Тому Круза, говорит, чёткий). После чего я прочитал, что пишет об этом фильме Экслер, во многом с ним согласился (и даже Галка признала его правоту насчёт Круза, мол, хорошо у него получается только одна роль – чёткого чувака) и послал ссылку Паше.
Паша ответил, что даже не дочитал, настолько плохо написано. Ну жаль, самое интересное как раз в конце – про нестыковки, большую часть которых я сам не заметил. А я Паше послал в ответ «Голубоглазый Микки». И хотел было написать, что фильм вроде хихи-хаха, а между тем иллюстрирует вполне серьёзную мысль из «Айфака» (Пелевин, конечно, тоже юморист хоть куда) о том, каким образом определяется цена произведений искусства.
Но подумал: про Пелевина тоже ведь многие говорят, что его читать невозможно – все эти дистибутивы, копулятивы, андрогинны и метазапахи… Над каждым предложением нужно 5 минут думать и то и дело сверяться с гуглом и с переводчиком. Кстати, Забава когда-то писала мне об аналогичных проблемах при попытке читать Жарикова.
Между тем, мысль показалась мне настолько интересной, что захотелось пересказать в двух словах тем, кому лень или некогда читать всю книжку.



Раньше цена определялась очень просто – господарь или богатый купец видит на полотне чудо. Себя, которого он видит в зеркале, или розовые целлюлитные складки, которые знает по своей жене. Это волшебство он и покупает, о нём узнают другие, и цена картин этого художника начинает расти. Тут я сразу вспоминаю, как оценили коротышки картины Незнайки.
А в ХХ веке появились картины типа “Orange, red, yellow” – тупо три кирпича один над другим, оранжевый, красный и жёлтый. Почему она стоит 80 лямов грин? Да потому, что её купили за такую цену. Руководствуясь оценкой серьёзных экспетов, гарантирующих, что продать её потом можно будет ещё дороже. И действительно – она 10 раз переходила потом из рук в руки.
Герой Пелевина назвал это предварительным сговором. То есть Сартр когда-то назвал это заговором, и героиня уточняет, что если бы она написало это в монографии от своего имени, никто бы не оценил её мысль, а когда она прячется за Сартра, она выглядит серьёзно, ибо Сартра давно уже купили дорого. И люди, покупающие за миллионы, очень серьёзные, как и оценщики. После чего следователь Порфирий предлагает назвать это не заговором, а предварительным сговором.
И мне такое название нравится больше, ибо из того, что кто-то относится к себе и вообще ко всему серьёзно, вовсе не следует, что и все относятся к нему так же. Разве не смешно – добровольно заключать себя в золотую клетку? Пускай режим не общий, а вип – но ведь за охраняемым забором же. И хоть автозак «Мерседес», но ведь не выйдешь же из него выпить кружку пива. И даже в театр или кино с охранниками. А свиданку с жрицами любви, свидетельствует мой кореш, и на усиленном режиме можно устроить, наверно, и на общем тоже.
Современное искусство, говорит героиня, это два полюса – на одном безбашенная молодёжь вступает в сговор «с целью развести серьёзный мир на хаха, охохо и немного денег, на другом бизнес-проекты профессиональных промывателей мозгов». (Дальше уж без кавычек, Олег Викторович, простите, пожалуйста). Первый полюс почти всегда симпатичен, второй почти всегда отвратителен. Кроме случаев (как я тоже написал выше, не прячась за хорошо покупаемого Пелевина), когда он гомерически смешон, что бывает довольно часто.
Первый полюс стремится пробиться на второй, второй же стремится к стабильности. Случайно сбацанное на первом, впоследствии входит в канон, поэтому второй старается мимикрировать под первый.
Все работы современного художника – заявления на приём в сговор. По этой скользкой и зловонной тропинке весёлая молодёжь первого полюса бредёт в омерзительную клоаку второго (так дословно у Пелевина). И вот уже Кинчева фаны разочарованно зовут Панфиловым, а Бранимира – Фаршиковым. Это я недавно обсуждал с Соловьём в его жж, но не смог объяснить, о чём я, так же убедительно и понятно, как написал Пелевин в «Айфаке».
Он всегда пишет злободневно. Всё больше молодёжи, как и я когда-то, не врубаются в этот сговор. Тут две темы, первая – им представляется, что стать звездой – это круто. Хотя это тяжёлая работа, а в нашей стране ещё и унизительная, ибо западные папики очень отличаются от наших паханчиков, как внешне, так и внутренне, как в манерах, так и в профессионализме. И свежесть быстрее или медленнее, но почти всегда улетучивается в любом случае, а у нас ещё и опрощается и опошляется. Поэтому я, в отличии от Соловья, только радуюсь за тех наших, которых так и не зохавал наш карго-шоубиз. И опять же почему-то Ричардс в возрасте 60+ совсем не похож на Градского в том же возрасте. (Чёта меня последнее время то Градским назовут, то Антоновым, а в юности с Гилланом сходство находили)).
Вторая – по молодости я тоже фанател с Тарковского, Пазолини и прочего кино не для всех. Сейчас вижу, что просто был под гипнозом экспердов. На самом деле мне намного больше нравились Айболит 66» и «Деревня Утка». Конечно, спрос искателей Глубинного Смысла рождал предложения разной степени заумности. Пудрить моск, конечно, тоже нужно уметь. Мой корефан Виктор только такие фильмы и полюбляет. Ну так на то он и Свиндлер.
««Разбираться» в современном искусстве, - говорит у Пелевина Маруха Чо, - не участвуя в его заговоре, нельзя – потому что очки заговорщиков нужно надеть уже для того, чтоб это искусство обнаружить. Без очков глаза увидят хаос, а сердце ощутит тоску и обман». Именно это я и ощущаю от рекомендуемых Свиндлером фильмов. Даже тест своего рода – если он отметил фильм, значит особо виртуозное свиндлеровство.
«Операция Ы» всегда будет красивейшей сказкой и поэтому волшебством, а «120 дней Содома» остаётся в моей памяти чем-то прямо противоположным, даже не чёрной магией, а претензией на оную.
Вот такая завязка «Айфака», а дальше ещё много интересного, к примеру, тех, кто сексуется не с айфаком или андрогинном, троллят похуже, чем сейчас гомиков в некоторых государствах. Вступающих в половую связь с человеком зовут свинюками, при этом камеры везде, даже в микроволновке, и все подключены к сети. А в сети не только хакеры, но и служебные алгоритмы, вроде Порфирия.
Может, позже перескажу по возможности проще, чем у Пелевина с его предельной концентрацией инфы в каждой фразе.

Ниже набросок Галкиного олдфренда, из которого могло бы выйти чудо, да оно и есть уже там. А на КДПВ пример того, что он малевал для предварительного сговора, а потом весьма успешно продавал в Нью-Йорке.

https://bolshojzmej.livejournal.com/403743.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>